• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: #в этом вся я (список заголовков)
20:47 

1. Мне кинули ссылку на этот сайт, и тут понеслось...

Приветствую. ))) В общем, время от времени я буду выкидывать сюда посты. Постараюсь более-менее регулярно. За адекватность содержания ответственность не несу, ну и...начнем освоение нашего интернет-пространства.

Сегодня я закрыла сессию. Мысль радостная, согласитесь. Однако должного удовлетворения она не принесла. Может, от того, что перед экзаменом я слопала шесть таблеток глицина и таблетку валерьянки. (Упрт в крайней степени). Может, от того, что нужно хоть иногда спать. Да, студенчество - штука приятная, но не всегда. Самая отвратительная его часть - это сессия. Утром просыпаешься примерно с такими мыслями: "И сотворил дьявол утро. И увидел дьявол, что люди страдают. И понял дьявол, что это забавно." Как будто где-то маааааленький такой Мориарти, который нихрена не умер от выстрела в голову, ходит, довольно потирает ручонки и радуется своей такой же маленькой, как он сам, мести людям за непризнание его криминальным злодеем (Сравнение с Мориарти можете считать бредом. Больше спать, меньше Шерлока, ребят). Хотя сравнение с Мором меня хоть немного улыбает.
Хотела делать дневник какой-нибудь няшный, как у моего любимого Джона, но уже осознаю, что нихера, ребят, не получится. Поэтому терпите уж как есть.

Одна моя подруга-критик-подушка-и-еще-куча-всего-и-вся считает, что пишу я все всегда незаконченно, посему разовью тут одну мыслишку, которая закралась в голову, помутненную глицином. И даже постараюсь довести размышление до конца. Немного опоздала с ним, но раз уж просится.

А в детстве-то как было? Навырезаешь снежинок бумажных, поналяпаешь их на окно водой, включишь телик - там "Гарри Поттер", елку уже из леса притащили, укрепили и даже дождиком обкидали и шарами обвесили. Сидишь себе на полу перед телевизором, оперевшись спиной на диван, и лопаешь, конечно, мандарины. И так тебе хорошо,и так приятно и спокойно, ведь знаешь же, абсолютно точно знаешь, что после двенадцати в Новый год, ну или, на крайняк, первого утром Дед Мороз, профинансированный мамой и папой, принесет тебе подарок. И каникулы еще вечность. От этого где-то в животе что-то теплое и щекотное шевелилось, помните? Мало надо было для счастья, немного совсем. Теперь 31 декабря превращается во что?
Ты встаешь, едва собирая себя в нечто человекоподобное (Поскольку вставать утром ты уже порядочно отвык).Плетешься в ванную, приводишь это нечто в божеский вид, и тут понимаешь, что тебя ждет восхитительнейший день готовки-стирки-глажки-приборки, оканчивающийся грандиозным накрыванием на стол и твоим усталым нежеланием вообще что-либо праздновать. Потом обычно - шумное застолье, фейерверк, алкоголь, где-то танцевать, что-то снова пить, кого-то поздравлять, опять пить, совершать кучу непонятных и хаотичных действий, перемежаемых громким "За любовь!" и "С новым годом!" под аккомпанемент звякающих бокалов.
Потом как-то все всегда смазывается и нежданно приходит первое января. Дааа, все знают, что такое первое января. День клятвенных обещаний никогда больше не брать в рот ничего крепче кефира.
И вот я, в это самое ужасное первое января, когда утром в квартире тихо и спокойно, бродила по довольно примитивному маршруту - елка, телик, холодильник.
В холодильнике оказались запрятанные мандарины, по телику что-то ужасно новогодне-голубово-огонечное, под елкой - конфеты младшей сестры. Я знаю, что нехорошо брать без спросу, но мне так захотелось почувствовать тот самый вкус детского счастья, поймать то ощущение, что я не сдержалась. Пакет с конфетами был нагло украден. Я включила "Кубок огня", набрала кучу мандаринов, пакет с конфетами был пристроен под мышку, и отдалась сладостному ничегонеделанью. Проснулась мама, открыла один глаз, тихо попросила попить и улыбнулась, глядя на мое уютное гнездо посредине комнаты. Воды я, конечно, принесла, за что удостоилась тихого "спасибо" и полуулыбки. Абстрагировавшись от внешнего мира, я переживала с Гарри погружение на дно озера, и почему-то в этот момент я почуствовала то самое ощущение, когда тебе десять и ты счастлив просто потому что Новый год. Сидела и думала, что, на самом-то деле, счастье - такая странная штука - чувствовать его можно как и от какого-то большого события твоей жизни, так и от вот такого уютного сидения с мандаринами. И ничего мне тогда не было нужно, и все было идеально. На целых два с половиной часа все было идеально. Можете себе такое представить?
К чему это я все? А вот к тому, что теперь, когда я чувствую, что слишком замоталась и скоро во мне проснется потребность убивать *смех, это шутка, ребят*, я вспоминаю этот момент с теликом и мандаринами, и напряжение отпускает. Вот у той старушки в переполненном автобусе премилая сумочка, сама наверно ее расшивала, прелесть какая. А вот тот качок, который занимает полочереди в магазине, забавно улыбается продавщице, пытаясь понравиться. Он милаш. А вот препод вовсе не стерва, она просто увлечена своим предметом, и многое из того, что она рассказывает, действительно интересно, ну или хотя бы забавно. И одногруппники милые у меня, и в общаге все такие дружелюбные, и дома меня ждут и всегда мне рады. Это и есть то самое "счастье в мелочах". Те мандарины, раз поселив во мне ощущение счастья, уже не оставляют меня. И мне хорошо от этого. Может стоит попытаться каждому найти такие мандаринки для счастья? В самых простых вещах. Они рядом. И всегда были рядом с вами.

@музыка: David Archuleta - Melodies Of Christmas(прослушивать на втором фрагменте текста)

@темы: #Счастье, #Год новее некуда, #В этом вся я

11:57 

Да здравствуют бредовые идеи!

Предисловие, которое о дневниках и никогда не будет напечатано.

Я, честно говоря, уже и не помню, что за идиот предложил мне вести дневник. Вспомню – отблагодарю. Нет, правда, если б не ты, дружок, вся эта белиберда не оказалась бы сейчас напечатана.
Недавно рылась в недрах книжного шкафа и обнаружила прямо-таки клад - собственный личный дневник, вела который в восьмом классе. Прочитала. Теперь хочется бить себя и орать: «Господи, почему никто не пристрелил меня, когда я была такой ванильно-омерзительной тупицей?». Успокаивает лишь то, что сейчас я уже не такая. Я надеюсь. Хорошо, что тогда я не была в таких тесных отношениях с интернетом и не могла выложить все это в сеть (Слава Богу!). И хорошо, что последующие несколько лет я не вела никаких записей, a то, если б я и их сейчас прочла, то умерла бы от приступа отвращения к самой себе.
Последующие мои опусы появились уже только после первых дней в универе. Но там тоже все не особо радужно. Сами понимаете – сплошные эмоции, сопли, слюни и полное отсутствие членораздельной речи. Потом и этот дневник я забросила, так как преподы стали очень уж зверствовать по поводу учебы. Дневничок пришлось отложить в сторонку.
A потом появился Джон. Да, Джон. Джон – это моя Ксю. Или наоборот.
Джон – это потрясающий, удивительнейший человек. Единственный в своем роде. Из-за него я привык отзываться о себе в мужском роде (поэтому не удивляйтесь особо этому по ходу повествования), и он перевернул все мои представления об этом дурацком и смешном мире. Он открыл мне совершенно другой мир, но о нем я сейчас рассказывать не буду. Когда-нибудь я ему, возможно, посвящу отдельный рассказ.
Так вот, все мои благодарности Джону не поместятся ни в одном официальном и неофициальном письме. Я вообще сомневаюсь, что такое можно выразить словами. Джон, если ты сейчас это читаешь, то просто читай. Тебе ведь не нужны слова, ты и так все знаешь, милый мой.
Вернемся к нашим баранам. С легкой руки Джона я завел себе электронный дневник. О, дорогие мои, просто так этого не понять. Даже ЖЖ не может сравниться с дневником на дайри. Он дает полную свободу мысли. Но все же выкладывать туда весь свой недобред я тоже не решился и просто печатал его себе потихоньку в ворде.
И тут до меня дошло, что печатаю я вроде как бы повесть. И прямо так захотелось, чтобы все эти записки обрели, наконец, человеческий вид! В результате и появилось вот это.
Спешу успокоить вас, читать вам все это необязательно, ни школьной, ни какой-либо еще программой это не предусмотрено. Это написано про меня и для меня. И никаких философских откровений вы для себя тут не отыщете. Но все же, если взбредет вам в голову прочесть, настоятельно прошу оставить мысли о глобальном и свой талант литературного критика где-нибудь подальше.
Беты я не имею – сама себе бета, поэтому да простит меня великий бог филологов за ошибки, если таковые будут. Про тапки и тому подобное сами знаете.
В общем-то, все. Вы предупреждены, вооружены и т.д. и т.п., и можно смело отправляться в плавание по просторам моего дневника, если вы не передумали. Вы ведь не передумали, я надеюсь?

З.Ы. Побуду еще немного пафосной.
Я хочу сказать спасибо вот этим людям:
Маме – за, все, что есть в моей жизни. Я люблю тебя, мам!
Асе Горбуновой – за наши ночные бдения и не менее ночные рыдания, и за то, что понимаешь меня, даже когда я сама себя не понимаю.
Насте Антоновой – за то, что подстегиваешь меня и не даешь пасть духом. И за тот сок с крекерами в четыре утра, который перевернул к чертовой матери мою душу.
Ксюше Денисовой – за то, что после разговоров с тобой мне хочется весь мир поставить на уши и за редкостное понимание моей упоротой мечущейся душонки.
Моему брату Диме – за то, что он у меня есть.

@темы: #В этом вся я, #Джон, да, у меня есть твоя отдельная тема, #дневник, #Занууудство

12:05 

Глава 1, которая стандартная и, логично предположить, объясняет, что тут и как.

Проснулась я сегодня с огромным трудом. В принципе, логично, ведь легла-то три часа назад. У меня экзамен сегодня. Основы творческой деятельности. Я же будущий журналист, a пока – студент первого курса филологического факультета кафедры журналистики. Это, пока что, самый длинный титул, который я когда-либо имела.
Вот и сижу теперь в своей комнате в общаге за столом и пытаюсь хоть как-то привести себя в порядок. Тихо ненавижу весь свет и сохраняю привычное выражение лица a-ля «Господи, да всем насрать». Я себя утром аристократом ощущаю почему-то.
«Да, я круче вас. Нет, миром мы будем править позже. Ален, будь добра, передай, пожалуйста, сахар».
Тащишь свою апатичную физиономию в универ. A там все уже такие взволнованные, лихорадочно суют по карманам шпоры и переговариваются, надеясь успокоить себя повторением билетов.
Общая нервозность потихоньку передается и тебе.
Подлетает Ася. Ася прелесть. Она обнимается и говорит о том, что неплохо бы было напиться после всей этой кутерьмы с экзаменами. Я поддерживаю. Приходит не выспавшаяся Ксю. Дико взволнована. Мы разговариваем о Шерлоке, как всегда. Ведь чем я занималась перед экзаменом ночью? Правильно, смотрела «Падение Рейхенбаха» и заливала слезами подушку.
Ксю говорит, что от волнения у нее в груди скачет лось Антон. Я отвечаю, что у меня мамонт Аркадий давно уже всю траву вытоптал, и мы продолжаем ожидать своей очереди для сдачи.
Я сижу на полу возле двери, напротив меня Ася, вокруг толпа одногруппников. Я смотрю на ее свитер с оленями и думаю, что Беляев – такой же, белый, пушистый, красивый, но олень. И вспоминаю предыдущую ночь.
Я ее всю провела на подоконнике на кухне в общаге. Мы (я, Дима, и Сережа) готовили есть, потом ели, потом пели песни под гитару, a потом просто слушали, как Беляев играл. Сережа Беляев учится на одном потоке со мной, только на другой специальности. Теоретическая и прикладная лингвистика. Я иногда этих слов пугаюсь даже. Сережа учит несколько языков, пишет музыку и обалденно играет на гитаре. И все же он олень. Почему? Господи, да вы бы слышали хоть один наш разговор!
« -У тебя девушка есть? – это Дима. Он упорно хочет наладить мою личную жизнь. Наивный.
-Нет, – это Сережа. Он тихонько перебирает струны. Красивая мелодия.
- Его гитара – его девушка. С ней вряд ли кто-то когда-то сможет сравниться. Правда, Сереж? – это уже я.
-Можно и так сказать. Да и не в этом дело, наверно. Просто я на веки вечные помещен во френдзону. Всегда за бортом, так сказать.
Я решаюсь его уколоть. Авось поймет.
- Да не френдзона это виновата. Ты нерешительный. Как и большинство представителей противоположного пола сейчас.
Дима кипятится, его бесит мое пренебрежение. A Сережа испугался. Слижком уж явный намек был. Дура.
Сережа убирает гитару. Он вроде как хочет что-то сказать, но молчит. Суетливо как-то встает и говорит, что ему идти надо, он там не сделал кое-что. Ага, в пять-то утра. Ну и отлично. Я уже начинаю злиться на него. Трусишка.
Даже не прощаясь, отворачиваюсь к Диме и сердито начинаю доказывать свою правоту. A Дима глазами мне показывает на Беляева, мол, вот что натворила. Ну и к черту все. Не маленький уже, чтоб с ним носиться.
Сережа уходит.
- Ты его спугнула. Какого черта ты про нерешительность заговорила? Ты б ему еще прямо тут предложение сделала.
Чертов Дима со своей проницательностью, чертов Сережа со своей френдзоной, чертова я, не умеющая держать себя в руках. Вот олень».
Меня зовут в аудиторию, и билет №10 на какое-то время становится распорядителем моей жизни. Сидякина, препод по ОТД, не выспалась и выглядит едва ли не хуже, чем я. Несчастная. Не буду преподавать в университете. Мы обсуждаем с ней исторические типы журналистики, потом скатываемся к метафорам, продуцированию и репродуцированию в журналистском творчестве. Неплохая дискуссия выходит, хотя со стороны, конечно, смешно. Ксю бьется над законом о СМИ. По-моему, в аудитории даже слышно, как у нее мозги скрипят. Мой бедный, несчастный Джон.
У меня 5. У Ксю тоже. Мы довольны и уходим из универа в разные стороны. Ася остается – ей еще сдавать.
Я печально прощаюсь с ними. В общагу совсем не хочется. Даже сданный экзамен как-то не радует. Чертовски хочется пить. Я захожу по дороге в магазин и покупаю торт. И черт с тем, что я бедный студент. Сегодня можно.
Вместо того чтоб прийти и лечь спать, я ухожу на восьмой этаж, в Димину комнату. Мы едим торт, смотрим Шерлока, и я плачусь Диме о том, какой же все-таки Беляев засранец и никак не хочет пойти мне навстречу. Дима качает головой, бормочет что-то и дает еще один кусок торта с намеком «заткнись, дура влюбленная». Потом звонит мама, мы радуемся сданному экзамену. Я договариваюсь о том, что приеду завтра домой. Настроение все равно ни к черту.
Я читаю Диме свои стихи. Он довольно развалился рядом на диване и говорит, что представить не может, что такой человек, как я, может так писать. A как, Господи, как еще?
Дима считает, что с Беляевым надо что-то делать, a то у меня уже целый цикл стихотворений, ему посвященных, получился. Я киваю головой и дальше мы смотрим «Дьявол носит Прада». Спать сегодня снова не ложимся. Мне всю ночь ужасно не хватает Джона. Или Аси. Или хотя бы Антоновой, которая вообще неизвестно куда пропала. Утром я ухожу в душ, a потом сплю до четырех вечера.
Плодотворный день, вашу мать.

@темы: #В этом вся я, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес, #эти мужикиии

12:09 

Глава 2, которая вся - душевные метания и не особо радостная.

На следующий день я тащу свое тело на вокзал вместе с огромнейшей сумкой, набитой вещами, которые, естественно, мне не понадобятся ни разу. Будь моя воля, я б с собой только ноутбук возила. A мама говорит, что, будь моя воля, я бы спала 23 часа в сутки, а час сидела в интернете. Я ее поправляю – часа мало. Надо бы побольше. Поэтому будь моя воля, я возила бы ноутбук и плюсом сделала б так, чтобы в сутках было 42 часа, половину из которых можно спать. Я ленивая задница. И не высыпаюсь.
Итак, я тащу себя на вокзал, пыхтя и отдуваясь из-за тяжелой сумки, покупаю билет и топаю на перрон. Не люблю электрички. Поезда люблю, их, наверное, все любят. A электричка – это дядька с гитарой, не умеющий петь, но все равно продолжающий это делать, это маленькие дети, которым вечно жарко и поэтому они плачут, это пьяные компашки, едущие неизвестно куда и неизвестно зачем, это злые кондукторши, про которых говорить не буду, a то нецензурно получится. Но выбора у меня нет – фиг до Григорьевского пешком дойдешь.
Я даже никому не сказала, что уехала. И никто не в курсе, что ближайшие три дня меня у-тю-тю в городе. Это я так сбегаю.
Дорогой думаю о том, что надо бы, наверно, подготовится получше к истории. И о том, что Беляев где-то там, в общаге, сидит, зараза, и в ус не дует, что я тут про него думаю. И еще о том, что мама наверняка злиться будет, когда увидит меня – серую, с хроническим недосыпом и россыпью пятнистых «друзей» на лице. Ненавижу прыщи.
До дома я еще четыре километра топала пешком со станции. Даже не замерзла, шла, музыку слушала и подпевала во все горло – все равно в радиусе 150 метров никто не услышит.
Так и я вошла в село – под орущую из телефона «Мельницу», с закутанным в шарф по самые глаза лицом, с баулом, болтающимся где-то сбоку от талии. Если то, что у меня есть, можно назвать талией.
***
Домой я приезжаю как в гости. Это чувствуется во всем, начиная с того, что мою кровать благополучно кому-то сбагрили еще в октябре и заканчивая тем, что на любой мой вопрос о том, что нужно дома сделать, я слышу один ответ: «Ой, да ладно, не выдумывай». Мне нельзя уже просто так пойти и переставить вещи на полке. Это уже не моя полка. Моей полки как таковой и нет. Сплю я на диване с Валей, младшей сестрой. A те, кто со мной близко общаются, знают, как я ненавижу спать с кем-то. Бесят чужие конечности, вечно мешающиеся, холодные, одеяло, которое у меня отбирают – все бесит. Я становлюсь непомерно раздражительна. Фууух, спокойно.
Хотя причина моего постоянного раздражения вполне объяснима – я сейчас нахожусь в таком подвешенном состоянии, когда здесь – уже не дом, a там – еще не дом. Ну не общагу же мне домом называть. И все, черт побери, все наперебой стараются внушить мне, что я большая, вылетела из-под крыла родителей, что живу я теперь, видите ли, отдельно, a это, вашу мать, вы не представляете, как бесит! Я что теперь, не могу без приглашения заявиться в родное село, к себе домой? Выходит, что нет. Теперь я спрашиваю у мамы, можно ли мне приехать. Она злится, орет на меня по телефону, говоря, что я окончательно сбрендила, раз такое спрашиваю, но при этом сама же все время намекает: «Ну что, ты когда домой, в общагу?». Вот такое вот получается – и не туда, и не сюда.
***
Вечером я топаю к Катюхе. Катюха – моя подруга школьных лет. И она настолько привыкла ко мне, что кажется, хоть раздетая я перед ней бегай, ни она, ни я не засмущаемся.
По дороге, как вошло уже в привычку, думаю о Беляеве. Это наверняка плохо, что я так часто о нем думаю. Это же ненормально, правда?
Вот последние дни перед Большой весной проходили примерно по такому сценарию:
«Утро. Уже утро? Ну, класс. Поесть, собраться, на автобус.
В автобусе, как всегда, давка и забавные бабульки по углам.
Универ. Пары. Лекции сменяются одна за другой.
Помолчала.
Беляев курит у пятого корпуса. Пальцы красные уже от холода, на ресницах иней. И шапка какая-то смешная.
Ладно, поехали дальше. Лекции. Вечер. Студклуб, репетиции.
Беляев смеется. Ест какую-то сладкую ерунду, облизывая пальцы, и улыбается шуточкам Кирилла.
Пошла. Ксю тормошит мое заторможенное тело. Отлично, я тормоз.
Остановилась. Беляев играет на гитаре, a потом кладет ее в сторону и бесится с Ладой.
Хорошо, идем дальше. Снова завтраки-обеды. На репетициях, пока ты с хохотом и руганью пытаешься делать необходимое, еще можно представить, что все более-менее реально.
Некоторые люди такие мазохисты. Добавим это к званию «тормоза».
Прекрасно. Собрание по поводу Большой. Вносятся предложения. Ася выдает какую-то шутку. Хихиканье. Беляев, черт бы его побрал, опять улыбается. Мило улыбается. Когда я стала мыслить категориями «мило-не мило»? Я веду себя, как тринадцатилетняя балбеска. Разве что по ночам не рыдаю, но это было бы уже совсем мерзко.
«Просто сиди и смотри. Никто не будет обращать внимания, если ты будешь просто смотреть. Это будет удобно».
«В жопу такое удобство», - ухмыляюсь сама себе».
Вот как-то так и выглядело это безобразие. Больше скажу – так и выглядит сейчас. Это же я.

***
У Катюхи мы смотрим «Зеркала», «Зерлкала-2», «Паранормальное явление» и пьем какао. У нее мама очень вкусный какао делает. Я подпрыгиваю на пружинной кровати от страха, a Катя что-то бормочет насчет неуравновешенных истеричек, которым мультики бы смотреть, a не ужасы, и пытается отобрать у меня плед. В перерывах между фильмами я рассказываю ей про Беляева.
***
- Я убью его.
- Ты что-то сказала?
- Убью, говорю. A потом убью еще раз.
- Серьезно?
- Да нет, конечно.
- Ясно.
Сарказму в голосе Кати даже Снейп позавидовал бы.
- Слушай, тогда ты можешь сделать это.
- Что сделать? – Катя смотрит со снисходительностью, мол, что с дурочки возьмешь?
- Ну, убить его. Он мне слишком надоел. Жить спокойно не дает. A ты убьешь его и решишь мою проблему. И я как бы ни при чем.
- Костарева, ты несешь чушь.
- Так значит, ты его убьешь?
- Насть, перестань!
- Слушай, ты просто молодец. Насчет убийств и все такое.
- Настя!
Я наливаю себе еще какао. И к черту убийства. Я знаю, что могу еще сделать.
***
Если б я все-таки поступила в Хогвартс (не смейте спорить по поводу его существования, мерзкие маглы!), ни черта бы мне не видать было Гриффиндора. И Когтевран тоже вряд ли обогатился бы моим скудным умишком. Доброты, во мне, как видите, тоже не особо, поэтому я почти уверена, что попала бы на Слизерин. Да и отношение ко всему в жизни у меня ближе к представителям змеиного факультета, чем какого-либо другого. (Корявое предложение) Я - слизеринец, и потому знаю: в любой момент все может пойти неправильно. Однако еще я знаю, что неправильное всегда можно перехитрить.
A через два дня экзамен.

@темы: #В этом вся я, #Эти мужикиии, #дневник

12:12 

Глава 3, которая прощай, сессия! и потому гораздо радостней предыдущей.
Я проснулась. Открыла глаза, села, встала. Снова села.
- Сволочь! – сказала в темноту, ни к кому конкретно не обращаясь. Закрыла глаза и прислушалась к надрывно звучащему где-то за стенкой из колонок репу. Глянула на время – пять утра. О, Боги, за что?
- Сволочь, - открыла глаза и повторила еще раз. Вздохнула и провела рукой по взлохмаченным волосам. Придется встать и поговорить с соседями. Как Аленка с Дашкой, мои соседки по комнате, могут спать при таком шуме? Несправедливо!
И вот ведь какая штука, только я встала, включила чайник и направилась в сторону двери… Музыка, если ее можно назвать таковой, утихла. Я замерла на полушаге, но и через тридцать секунд, и через две минуты ничего больше не потревожило общажной тишины. Здорово, ребят. И уснуть уже больше не уснешь, и время-то неподходящее. До экзамена всего пять часов. Смысл ложиться?
Решила провести время с пользой. Не смогла придумать, как. Поэтому поела.
И тут взгляд мой упал на папочку «Фильмы» на рабочем столе моего ноутбука. (A вы разве, когда просыпаетесь, не сразу комп включаете?). Два щелчка и о, Господи, прямо на меня смотрит прекраснейший, еще не просмотренный «Хоббит»! Три часа непрерывного счастья - хоть иногда можно себе подобное позволить. И неважно, что в день экзамена.
Ну, что я вам могу сказать…. Настроение после фильма скакнуло на стопятьсотый уровень, и счастливей меня не было человека на всем земном шаре. Еще бы, с утра три часа подряд лицезреть Мартина Фримена! Это, я вам скажу, покруче антидепрессантов будет. Счастливая, я поела и отправилась в душ.
Под теплыми струями я размякла, и, вернувшись в комнату, решила прилечь на пять минут.
Проснулась я от звонка Аси. Она спрашивала, где я. Вялым голосом возразив, что еще рано, я получила свое: «Ох, ненормальная, на часы посмотри. Приди хотя бы ко второму потоку, в одиннадцать».
Мозги начали соображать, я посмотрела на часы и ужаснулась – 10.15. Я проспала свой второй в студенческой жизни экзамен. Чудесненько.
Что странно, настроение от этого не испортилось – я довольно бодро собралась и потопала на экзамен.
Как вы можете представить, там уже вовсю началась истерия вокруг одной и той же темы «Я не сдам». Ну, плюс еще вариация «Меня исключат!». У Антоновой и Ксю по истории, которую мы сегодня сдавали, уже стоят автоматы. Поэтому счастливые Настя и Джон сейчас спят дома, a я стою возле 22 аудитории и ожидаю экзамена. И мне ничуть не страшно, что странно.
Каждый, кто выходит из этой аудитории, подвергается тщательнейшему расспросу одногруппников. Что там и как? Сложные ли вопросы? A списать можно? A она не смотрит? A еще на фигову тучу вопросов не ответишь? Как будто не видят, что люди, которые вышли оттуда, не хотят больше обсуждать историю, им бы поскорей результата дождаться и домой, к теплому дивану, компу и чаю. И я их полностью понимаю и поддерживаю. Ненавижу обсуждать вопросы после экзамена. Вся эта картина напоминает мне одну мою знакомую, которая была оооочень назойлива и почему-то считала, что мы прямо-таки лучшие подруги.
«Настя, мне кажется, я поправилась. И мама говорит, что я недостаточно стройная. Я что, толстая? Толстая?»
«Настя, не поверишь, что мне вчера сказала Юля!»
«Настя, сегодня у меня все из рук вон плохо!»
«Настя, я хочу поцеловать свою соседку по парте, и не знаю почему!»
Ладно, не хотела она ее целовать, но, во всяком случае, я бы такую жалобу только поприветствовала.
Отвлеклась. Ладно, настала очередь второго потока, и я уже вовсю пыхтела над тестом. Он, кстати, оказался не очень сложный. При проверке выяснилось, что оценка моя – на грани четверки и тройки, и все должны были решить дополнительные вопросы. Видимо, в критической ситуации мой мозг начинает работать лучше, так что из аудитории я вышла уже с твердой четверкой.
A это значит что? Это значит – сессия закрыта! Моя первая в жизни сессия сдана без троек и впереди еще очешуительно долгие каникулы! Это весьма и весьма радовало.
Я направилась в общагу. Следующие несколько часов я планирую потратить на себя – побаловать себя можно. Маску на лицо, пожалуй, в душ и спать.

@темы: #В этом вся я, #Счастье, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес

10:43 

Глава 5, которая и снова здравствуйте! или прощай, Джонни.

Сразу говорю, что запись была сделана давно, так что, Джон, не обессудь.

Я забросил ведение дневника уже недель так …дцать назад. Причин, наверное, несколько. Во-первых, осознал, что никогда это не будет выглядеть как рассказ, ибо несвязные вопли о том, кого и как я люблю и что я сегодня ел на ужин, мало кого интересуют, кроме меня самого и пары близких людей. A это, простите, не аудитория. Во-вторых, обычная лень гораздо сильней желания писать. Я ж не писатель, чтобы и «зуд в кончиках пальцев», и тому подобное заставляло меня кропать опусы день и ночь напролет. В-третьих, ну что такого нового я могу рассказать? Смешно.
A теперь вот, изменяя уже принятому решению, снова лезу в ноут и занимаюсь бумагомарательством. Пусть это и не прочтут потомки, но – мне надо. Почувствовал, что надо. Видимо, за отсутствием личного психотерапевта, я вот таким образом справляюсь с самим собой.
Ну-с, сегодня у нас 14 марта. Ничего знаменательного в этот день, увы, не произошло, как бы ни хотелось. Однако за прошедший период (a последняя запись, как оказалось, была создана аж 25 января) случилось многое. Сессия до сих пор не закрыта. (A угадайте, кто у нас лох и не сдал зарубу?) У меня два незачета – один из-за лени, другой из-за тупости. Физкультура и зарубежка. Положим, с физ-рой я справлюсь, стоит только заставить ленивую задницу, то бишь меня, встать и прийти на отработку, a вот с зарубушкой все далеко не так радостно. Если не сдам с комиссией, меня отчислят. Круто мне. Самое обидное, что я БЛИН ВСЕ ВЫУЧИЛ, но не могу сдать. Третий раз уже не могу. Ну, неужели я тупее всех остальных? Люди, по три билета выучив, спокойненько получали зачет, a я – аутсайдер всего и вся.
Ладно, вопли мои по поводу незачета выслушали уже почти все в универе, поэтому не буду изливать их и сюда еще. Достаточно нытья и в жизни.
Моя журналистская практика медленно, но верно набирает обороты. Ходил на концерт «АлоэВера», после брал интервью у солистки. Маленькая такая гордость. Есть еще куча мелкой работы – анонсы, информационки, рецензии и т.д. Сейчас жду аккредитации на Стрыкало, ну или на Мацуева на крайний случай. Работа в «Юнпрессе» хоть и отнимала кучу времени последние месяцы, была все-таки полезной, нельзя не признать. A теперь мне светит пост заместителя редактора в нашем ИА, ну или как-то так.
Я побывал в театре «У Моста» на спектакле «Калека с Инишмана», и это было прекрасно. Завел дневник, где пишу, какие книги прочитать, какие фильмы посмотреть, какую музыку послушать, и какие дела сделать. Думаю над составлением списка ста дел, которые я должен сделать за свою жизнь. Хотя мне кажется, что сто – это маловато.
Запретил себе сидеть в ВК и Твиттере до тех пор, пока не сдам зарубу. Посмотрим, может смогу и дольше. Появляется больше времени. Но иногда тупо приходишь, садишься за стол и думаешь, что ж сейчас делать. Обреченно пытаешься вспомнить, какие дела еще не сделаны. Раньше такой проблемы не было. Раньше был интернет.
Появились проблемы с памятью. Иногда, выйдя из комнаты, забываю, зачем же вышел. Зато девчонки в общаге радуют. Они у меня хорошие. Веселые всегда. И Танюшу заселили, наконец. Вчера вместе с ней уже учили билеты, сидя на подоконнике.
Зато из-за отсутствия инета я стал меньше общаться с Асей и Ксю. Если Ася это восполняет – приезжает ко мне, ночует, в универе не отходит от меня, то Джон совершенно отдалился. И его, по-видимому, это устраивает.
Я в предыдущих главах поторопился, назвав Джона своим.
У Джона есть Шерлок, есть Ди, есть Аня и Тема. У Шерлока есть Джон. И у Ди есть Джон, и у Ани, и еще у подруги Насти есть Джон. У меня Джона нет. У меня есть я сам с кучей проблем, есть Антонова, которая вроде то, но не совсем, есть Дима, который временами так бесит, что ударить хочется, даже в какой-то степени есть Беляев, пусть и в очень ограниченной степени. Есть безденежье и незачеты, есть ожидание третьего сезона, есть Вика и Маша, которые мне умиляются. У меня есть Ася, счастье мое, и еще и Асина куча проблем. У меня есть родители, друзья в селе, которые уже не друзья. У меня есть все. Кроме Джона. И от этого паршиво так, что не выразить.
Мы перестали общаться сразу после того, как я перестал пропадать в ВК. Иллюзия общения и иллюзия близости – вот что было у нас с Джоном. Я очень многое брал от него – интересы, черты, какие-то качества. Он для меня настолько слился в идеальное нечто, что я и не заметил, что этому нечто от меня и нечего взять. Зачем идеалу что-то чужое? Он самодостаточен. Теперь понимаю, что неправильно называть человека другом, если дружба ваша односторонняя. Я отлично осознаю, что сам по себе не представляю какого-то особенного интереса, и что связаны мы были не друг другом, a всегда чем-то внешним – студклубом, «Шерлоком» и всем, что с ним связано, Асей, в конце концов. A как только связь эта истончилась – студклубовские дела закончились, Ася вполне может общаться с нами и по отдельности, в инете я не сижу, то есть, нет больше переписок обо всем и ни о чем, - пропала к чертям и эта пародия на дружбу. Это, конечно, весьма эгоистично – требовать от человека любить тебя просто так, за то, что ты такой. Но мне почему-то казалось, что как раз у Джона этого и можно просить. Ошибся. Джон теперь всецело принадлежит кому-то другому, и я даже не могу сказать, кому именно. Хотя, собственно, чего я требовал от него? Дружбы навек? Так не бывает такой. Мы же не в фильме. Он ведь даже никогда не был до конца откровенен со мной. Трудности с доверием. A у меня, видимо, в обратную сторону трудности. Я ничего не знал и не знаю о Джоне. Та же Толпышева гораздо лучше знает его. И я ей завидую. Потому что она еще и не ценит то, что у нее есть.
A еще я ужасно ревную. Это кошмарно и неправильно. Я ведь даже права на это не имею. Я ведь ему никто, a претендую на внимание. Вечный круг самобичевания. Мне до ужаса обидно и стыдно, но ничего с собой не могу сделать. К тому же Аня, насколько я поняла, не желает, чтобы Джон вообще как-то контактировал со мной. И всячески старается оградить меня от него. Общение наше сходит на « - Привет. – Привет» и этим заканчивается. Я ощущаю себя «человеком не их круга». Эдаким отбросом для их квартета. В общем, вся эта белиберда меня доконала. Ну и чтоб хоть что-то сделать, я принял идиотское, наверное, решение – отказался от общения с Джоном вообще. Если уж мне светит только жалкое «привет» после стольких эмоций, вложенных мной в Джона (путано выражаюсь, но по-другому не объяснишь), я решил перекрыть вообще этот клапан. Я максимально оградил себя от него. Свел общение к тому, что мы можем даже и не поздороваться, и не взглянуть друг на друга. И что вы думаете? Сегодня выясняется, что он и не заметил этого. Фиолетово! Черт знает что такое!
Я не пришел сегодня на радио, потому что когда я закончил учить и лег в постель, было девять утра. A встреча на радио была в десять. Я еще делал какие-то жалкие попытки встать, но Аленка, моя соседка, отобрала телефон, сбрасывала все входящие вызовы, и сказала, что в ближайшие два часа мне нужен только сон. Поэтому я поддался на уговоры и никуда не пошел. К 1.30 я все-таки приполз в универ на пары. Джон встретил абсолютно презрительным выражением лица и фразой: « Ну что, классно сходили, да?». Я тупо ответил: «Да» и отошел в сторону. Не понравилось мне, ох, как не понравилось это выражение. Слишком оно какое-то… не Джона. Потом был еще один разговор. Я сказал: «Денисова, в субботу репетиция галки. «Открытку» будем прогонять». Джон: « В смысле? У меня в 12 репетитор, если что. Я не знаю, смогу ли». Я: «Меня просто просили передать». На этом наше общение закончилось. То есть, ему совершенно по барабану, разговариваю я с ним или нет, и каким тоном я это делаю. Просто наплевать. И это самое обидное.

Что ж, я проверил, удостоверился, можно спокойно жить дальше. Без Джона. Вот так.

Еще у меня практически кончилась стипендия. A следующая непонятно когда. Живем, ребята.

Ну, чтобы не заканчивать на грустной ноте, скажу, что я все-таки жду третьего сезона, и уже начались съемки! Радость.

@темы: #В этом вся я, #Джон, да, у меня есть для тебя отдельная тема, #Занууудство, #дневник, #печаааль такая печаль

10:44 

Глава 6, которая философская и о религии.

Я тут предаюсь размышлениям, что случается нечасто. Так что ловите момент. Сегодня мы с Софией обсуждали, существует ли Бог в том понимании, в каком видит его христианство. София не могла дать точное определение. A я считаю, что это не так. Что Бог ни в коем случае не может быть седовласым старичком в тоге, которые свешивает с облаков ножки. Точно так же я не поддерживаю и другие версии – Аллаха и последующие вариации. На мой взгляд, Бога в привычном нам человеческом обличье нет. Есть нечто неопределенное, нечто, имеющее не земное происхождение. Оно не похоже ни на человека, ни на какое-либо другое живое существо. Оно вообще не земной природы. И это нечто, космическое и могущественное, существует само по себе, вне законов времени и пространства. И оно определенно оказывает какое-то влияние на ход событий. Влияние не очень значительное, выражающееся в мелких случайностях, но эти мелкие случайности складываются в цепь событий, a это влечет за собой огромные перевороты вещей и мироустройства. Все между собой связано. Все имеет под собой опору из более мелких событий и фактов. A это нечто, которое мы для удобства зовем Богом, влияет на эти события и факты, но не беспорядочно, как хочется, a строго в согласии с законами природы и какими-то небесными законами жизни. В остальном же люди, звери и все живое на земле самостоятельно строит свое существование. Бессмысленно просить Бога о новой работе – он не даст ее. Только ты сам можешь дать ее себе. Бессмысленно вообще просить Бога о чем-либо. Порядок жизни, законы существования, строгая грация космоса – вот что является важным. Все в этом мире определяется Гармонией вещей. То космическое нечто, которое мы зовем Богом, на самом деле является Гармонией природы, Гармонией всего живого и неживого в мире. И Гармонию нельзя нарушить только по своей прихоти. Тех, кто делает это, постигает наказание. Причем природа и мир сами заботятся о том, чтобы нарушитель осознал ошибку и получил наказание. Этому есть множество примеров, впрочем, вы и сами знаете их. Я веду к тому, что Бог в моем понимании есть Гармония, a не очеловеченное существо, управляющее судьбами людей по своему желанию. Эта Гармония саморегулируется, самовоспроизводится и вечно существует и вращается в мире. Ее не изжить и не отменить. Она естественна и первоначальна, как сам мир. Не знаю, может, я уже ударилась в философию, однако именно так я понимаю феномен божественного.

@темы: #а муха тоже вертолет, или я философствую, #В этом вся я, #Занууудство, #дневник

10:46 

Глава 7, которая посвящена друзьям.

С тех пор, как я 1 сентября пришла в ПГНИУ, многое поменялось. Единственное, что почти не изменилось – это круг людей, к которым я питаю особенные чувства.
С первого моего дня в универе я увидела, почувствовала и осознала огромную разницу между моими друзьями там и моими друзьями здесь. Да, нехорошо, когда ты считаешь кого-либо «бывшим» другом, однако конкретно для моей ситуации – по-другому никак. Своих сельских друзей я переросла. Я вырвалась из того круга и только теперь осознала, что была там не на своем месте, что мне приходилось притворяться тем, кем я на самом деле не являюсь. Почему так, объясню позже.
Бывают ли бывшие друзья? Не враги, но и не так близки, как раньше? Это когда нет точек соприкосновения, когда любая пауза становится неловкой, когда понимаешь, что уйти можешь в любой момент и жалеть не будешь, потому как ничего больше вас не связывает.
Бывают ли новые друзья? Становятся ли другом через неделю после знакомства? Правильно ли доверять то, что никому и никогда, если ты чувствуешь человека, хоть и знаешь его всего полгода?
Правильно ли это, когда друзья, с которыми ты общаешься второй семестр, становятся родней и ближе в триллионы раз, чем те, с кем семь лет делила парту?
Да. Другой ответ я уже просто не смогу принять. A если окажется, что я в чем-то ошиблась, я не знаю, смогу ли это вынести. Потому как к такому отношению со стороны «тех» я привыкла, знаю, чего ждать, a вот с людьми, которым безгранично доверился, все гораздо трудней. Хотя мне пока трудно представить, чтобы эти люди могли сделать нечто подобное. Я даже думать об этом боюсь.
Ася и Настя за полгода узнали то, чего не знает ни один другой человек. Даже брат мой столько обо мне не знает. У меня никогда и не было настоящего друга. A теперь, на 19 году жизни, появился. И не один. И вы не представляете, каково это, когда при мысли о них в груди разливается тепло.
Они теперь мне как пришиты, как будто припаяны, не знаю я, как это объяснить. Просто ну никогда у меня не было такого человека, которому запросто можно было позвонить и вывалить, все, что у тебя там, внутри, клокочет. Не было такого человека, который прикатит и вытащит тебя куда-нибудь, растормошит, сделает все, что угодно, чтобы убрать печальное выражение с твоей мордахи. Не было человека, которому вполне хватит держать тебя за руку или смотреть в глаза для того чтобы понять, о чем ты думаешь.
Я иногда поражаюсь этому. Тому, как связаны я и Ася. Ведь мы понимаем друг друга настолько тонко, что читаем информацию по улыбке, взгляду, полуинтонациям, изгибу бровей, еще черт знает чему, a окружающие не могут понять, о чем мы говорим. Разве так бывает?
A Настя всегда настолько тонко чувствует мое состояние, что если у меня трезвонит телефон в три ночи, a я сижу и плачу – это может быть только она, потому как только она чувствует, что мне сейчас плохо. Именно она таскает меня в кино, где я реву, как младенец, по магазинам и кафешкам, где я хохочу, как припадочная.
Именно они были со мной с первого дня в универе. И я бесконечно благодарна чему-то там наверху, за то, что оно свело нас вместе. Я как сейчас помню и этот автобус, и дождь. И следующий день. И следующий. Я каждый день помню. И каждую минуту. И безмерно счастлива из-за этого. A сейчас у меня ощущение, что мы даже родились с ними вместе. Никогда и ни с кем у меня такого не было. Не было у меня настоящих друзей. A теперь есть.
Есть еще Джон. Там все непонятно. Видимо, он считает меня хорошим приятелем, не более того. Это обидно. Я-то отношусь к нему с гораздо большим теплом. Он для меня друг. Я тут не общался с ним по-человечески недельки полторы, a потом как-то после пар шли вместе до Перми-2. На меня обрушилось такое количество Джона, что я шел и просто счастливо молчал и улыбался, пока он и Ася опять выносили друг другу мозг. Это же Джон. Его невозможно не любить. Но, по-видимому, нельзя.
Хорошо, если не требуется ему моей дружбы, я не имею права навязываться. Я к чему веду – я нашла отличие, я нашла то самое, из-за чего мои друзья – настоящие и самые лучшие. Мне с ними не надо притворяться. Я с ними такая, какая есть, без напускной грубости или преувеличенной чопорности, без всего наносного и наигранного. Я настоящая с ними, поэтому и они настоящие со мной. Дома мне всегда приходилось подстраиваться под кого-то, быть компанией для кого-то, быть такой же, как кто-то другой, и никому не была нужна настоящая, живая я. A им нужна. Моим друзьям я нужна. И поэтому я просто до непоправимости счастлива.

@темы: #Атос, Портос, Арамис и маракас, или люди, с которыми я провожу время, #В этом вся я, #Счастье, #дневник

10:48 

Глава 8, которая снова жалуется и делает выводы.

У меня тут настал какой-то необъяснимый вселенский пипец. Мама попала в больницу с пиелонефритом. Мне ее до одури жалко, потому что у меня самой он есть и я знаю, каково это, когда твои почки грозят высыпаться в … экхм, поняли вы, в общем. Поэтому завтра я еду домой – помочь ей со всем. Однако во вторник у меня пересдача, и каким образом к ней готовиться дома – не ясно. У меня не будет времени готовиться. И я завалю. Фууууух…
Не буду думать об этом. Слишком все как-то резко и скопом на меня навалилось, и я совершеннейшим образом потерялась и не знаю, что делать. Родители до сих пор не в курсе, что меня лишили академки из-за зарубы. И я даже боюсь представить, что будет, узнай они об этом. Я тогда могу смело распрощаться с жизнью.
Нерадостно мне, совсем нерадостно. Я к тому же в универе сегодня перевеселилась с Асей и Танюшей, и теперь голова раскалывается. A еще учить надо. Ааааа, я к чертям порву всех!
Абсолютно нет желания учить. Это странно, поскольку мне обычно все дается легко. A с зарубой я буксую, как олени в слякоть.
Кстати об оленях.
Беляев редуцировался из моей жизни. Ну не совсем, конечно. Скорее, я его редуцировала. Как Джона. То есть максимум – это «привет» и улыбка. Нет, тут было один раз, конечно. Ну, два раза. Не суть, в общем. Он приходил ко мне в комнату, когда у меня ночевала Ася и торчал в ней до самого утра. Теперь меня терзают смутные сомненья – может, он неравнодушен к Асе? К НЕЙ ВСЕ НЕРАВНОДУШНЫ. Она сама не осознает, как у нее это получается – кадрить каждого второго мужчину в радиусе трех метров. Да и я понять не могу. Но что получается – факт. У Аси вечные проблемы с парнями – их слишком много.
Но вообще-то я отвлеклась.
Мне тут в голову пришла одна мысль.
Выдавая желаемое за действительное, мы только усугубляем ситуацию. На собственном опыте проверено.

@темы: #Атос, портос, Арамис и маракас, или люди, с которыми я провожу время, #В этом вся я, #дневник, #печаааль такая печаль

10:52 

Глава 9, которая о совсем неплохих событиях моей жизни, и которая вернула мне Джона.

Дааааааааааааааа!!! Я сдалаааааааааа!!!!! Я сдала зарубууууууууу!!!
Это счастье.
До сих пор не верится, постоянно возникает ощущение, что я должна идти и чего-то учить. Меня не отчислят! Вот. Меня сей факт очень радует. Это, на самом деле, стоило мне гораздо меньших усилий, чем я думала. Точней, я очень много сил потратила на то, чтобы все выучить, a вот сам зачет прошел так, что я и не заметила. Это было легко! Что удивительно. В первый раз он так валил меня (может, потому, что я и не знала толком ничего), a в этот – без сучка, без задоринки. И я знала каждый билет. Это непередаваемое ощущение. A после этого мы с девчонками ходили в Chicken, и просто очень хорошо посидели и пообщались. A потом ползали по магазинам, и я поняла, что хочу кучу новых книг и новые сережки.
A ещё – МЫ С ДЖОНОМ ПОМИРИЛИСЬ. Как всегда, мы поговорили через смски. Неудивительно. В общем, выяснилось, что я – мнительный идиот, который больше себя накручивает, чем надо.
И я настолько доволен этим фактом, что даже не хочу писать о нем.

@темы: #В этом вся я, #Джон, да, у меня есть для тебя отдельная тема, #Счастье, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес

23:28 

Глава 10, которая просто сообщает последние новости и которая немного о музыке.

Я последнее время слушаю Мельницу. Особенно нравится песня «Дороги». Внушает, что все будет неплохо. Как раз такого обещания мне очень не хватает. Хочется, чтобы кто-то гладил по голове и говорил, что все наладится. Или, еще лучше, сделал так, чтобы все само собой разрешилось. Проблема в том, что из-за студклубовской деятельности у меня накопилась просто огромная куча долгов: политология, социология, речевая культура, физкультура и еще так десять-одиннадцать предметов. К тому же меня вот-вот выселят из общежития за неуплату. Но у меня просто нет денег. Нет. И не знаю, где их взять. Нужно устроиться на работу. Пойду в Кофе-сити, хотя родители запрещают устраиваться официантом.
Нет, ну вы послушайте:

«…Дороги сплелись в тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло.
Лукавый, смирись, мы все равно тебя сильней.
И у огней небесных стран сегодня будет тепло…»

Это же просто счастье какое-то. Еще и гитара. Просто прекрасно.
Гитара. Вспомнилось, что я тут по слуху на Сережиной гитаре подбирал мелодии, a потом он показал мне два аккорда, и похвалил, что я сразу поставил пальцы правильно. Хотя гитару держал первый раз в руках. В общем, теперь я очень хочу научиться играть на гитаре. Нет, не так. Я очень-очень хочу. A еще я попробовал фотографировать, и мне настолько понравилось, что купить фотоаппарат стало навязчивой идеей. Еще одна причина найти работу.

«Мне бы вспомнить, что случилось
Не с тобой, и не со мною.
Я мечусь, как палый лист,
И нет моей душе покоя.
Ты платишь за песню полной луною,
Как другие платят звонкой монетой.
Ты в дальней стране укрыта зимою,
Ты краше весны,
Ты краше весны,
Ты краше весны,
И пьянее лета»

Еще одна песня из разряда слушатьдобесконечности – «Королевна».
Я познакомилась с Азатом, философом с пятого курса. Многие реагируют на него неоднозначно, a мне нравится с ним общаться. Он мне вслух Бродского читает.
Мы с Сережей окончательно превратились в друзей, только теперь нас трое – я, Таня и он. Мы вместе смотрим кино, слушаем музыку, обсуждаем все, что когда-то было интересно, не спим ночи напролет, едим, и нам хорошо. В принципе, меня все устраивает. Он, конечно, до сих пор остается в чем-то непонятным для меня, но это – хоть что-то. Мы обсуждаем очень интересные темы, но он повадился все привязывать к знаку Зодиака. Я же лев. A, соответственно, мой характер – это отдельная история. Впрочем, все это неинтересно.
Прошел гала-концерт. Вот это было поистине что-то удивительное – концерт был настолько фееричен, что я до сих пор не нахожу слов, чтобы описать все это. Больше всего поразило то, что еще в сентябре я слушал наш бубен «Да, мы не из этих буден» из зала, из четвертого ряда, я как сейчас помню, a вот уже в апреле я пел его со сцены. Пел вместе со всеми, кого в сентябре я видел на сцене, кого не знал по имени, a теперь знаком с каждым, и пел спокойно и радостно, и чувствовал себя частью чего-то большого, светлого и бесшабашного. Это было неописуемо здорово. Драйв от того, что ты на сцене, да еще и участвуешь в создании такого масштабного события, огромен, просто огромен.
«Вьюгу» оценили на три с половиной балла из пяти. Поэтому я довольно долго печалился, ведь я ненавижу, когда что-то, что ты так долго делал, рожал в муках (a номер стоил мне многого – были и слезы, и истерики), вот так вот просто отправляют в мусор. Но, вообще-то, судьи и Боре поставили тройку, что, в принципе, вообще не логично. Человек, чей талант подтвержден десятками конкурсов, получает тройку. Так и хотелось спросить, что же они такое курили перед концертом, что им так вставило.
Боря. Тут вообще отдельный разговор. Я не могла не посвятить ему хотя бы абзац, хотя тут и на книгу хватит. Он, Господи, прости, просто шикарен. Я не видела еще никого, кто был бы настолько великолепен. С Сережей другое – там какое-то упрямство, мол, он мне понравился, но взаимностью не ответил, a меня уже заело, надо же добиться. Но по прошествии нескольких месяцев осознаешь, что, Боже мой, какая глупость это все. И ничего такого особого нет во всем этом. Ну, Сережа. Ну, друг хороший, ну, с гитарой. Ну, и все. К тому же, безвольные и стеснительные парни – не мой профиль. И в этой влюбленности было больше самовнушения, чем чувств. Так что все отлично, Сережа, как и положено, во френдзоне, даешь новые страданияхернейпоочередномучуду.
Хотя я же пообещала себе не влюбляться. Я же не рассказала об этом! Я дала себе торжественную клятву, (прямо как малолетка какая-то) что отныне и присно, и т.д. я не стану пудрить себе мозги подобной ерундой. То есть больше никаких страданий, охов и ахов, и прочей дребедени, свойственной свернувшим себе голову девицам. Из-за своей влюбчивости я превращаюсь в тупоголовое восторженное создание, и с этим надо бороться. Да - цинизму! Нет - сентиментальности!
Так вот, Боря. Борис Блюмин, студент пятого курса юридического факультета, который поет, как Бог, выглядит, как какой-то символ всего прекрасного, имеет черные кудри (!), скромен, но на сцене отрывается по полной, любит ту же музыку, что и я, весел, добр и мил. Аааааааааааааааааааааааааааааааа. Вот.
И такие чувства он вызывает еще у половины университета. Женской половины. Так что мой удел – это молчаливое восхищение издалека, чем, собственно, я и занимаюсь. Нет, я не говорю о влюбленности, или еще о чем-то таком. Просто если б я хотела парня, то он бы был именно таким.
И все. Это просто восхищение тем, что на свете существуют такие. Я безумно благодарна, что вообще познакомилась с ним. Это уже счастье, потому как он действительно прекрасен, и я не преувеличиваю. И не только снаружи, но и внутри. При звуках его имени у меня только восхищение в груди, и что-то еще щемящее, черт его разберет что. Я не фанатка! И не влюбляюсь! Я же обещала. И вообще, я суров и брутален, как говорит Джон. Я был на войне, я убивал людей, Шерлок.

Просто вот представить... Там другое, там примешивается такая девичья еще история, мол, сведи нас где-нибудь в другой жизни, вот же ведь бы рвануло электричество; похожи мы с тобой, всем похожи, даже музыку одну слушаем; у него еще голос такой, у троих мужчин есть голос, вызывающий паралич воли, у того самого, что Шерлок-о-боги, у актера Евгения Цыганова и у Сережи Бабкина; ну и у него еще; представить себе просто, что вот он этим голосом, каким поет, скажем, «Ноктюрн», хрипловатым, шерстяным, с просвечивающей улыбкой, сонным воскресным утром, в майке, подойдя сзади да легонько взяв за плечи, спросит - "Кофе будешь?" - как все, дыщ, короткое замыкание.
Беспомощная, теснящая любовь: что ему сделать? Подойти сказать - это я, мы с тобой почти каждый день видимся, такой ты прекрасный, живи долго, ты Боженьку собой доказываешь, не подумай, я знаю что говорю?

Бред же. Так что не влюбляюсь я, нет. Хватит уже, и так мозги наизнанку.

Хотя черт его знает. Я настолько путаюсь сама в себе, что уже точно что-то утверждать не могу. Никогда еще такого не было. Ни-ког-да.
Я вообще по натуре влюбчивая, и состояние легкой влюбленности для меня так же естественно, как ежедневный макияж. То есть я не могу без него. Мне нужно жить в этом состоянии. И должен быть объект, на которого я могу эту свою любовь направить. У меня ведь даже вдохновение пропадает, не пишется ничего, если я не влюблена. Стихотворение вот на той неделе четыре (!) дня мучала, и так и не закончила. Не могу, не получается и все тут. И все вокруг серое и скучное. Так что мой отказ от этого сумасбродства (см. выше) и решение не влюбляться еще мне ой как аукнется. Пожалейте меня заранее. У меня впереди затяжной творческий кризис.

@темы: #Шерлок ВВС, #Эти мужикиии, #дневник, #Джон, да, у меня есть для тебя отдельная тема, #В этом вся я

23:34 

Глава 11, которая посвящена Боре и которая не могла не появиться.

Первый раз, глядя на белый лист, я даже не знаю, как начать. Обычно с формулировкой мыслей нет никаких проблем. Мне всегда есть, что написать, не важно, солнечный май сейчас или хмурый ноябрь, расслабленные послеобеденные часы или натянутое и звенящее, как гитарная струна, ночное время. Сейчас же, стоит мне только произнести это имя про себя, прокатить его во рту, как мятную жвачку, почувствовать вкус этого имени, такой загадочный, неизведанный и от этого еще более притягательный, как все – в моей голове происходит разрыв какого-то контакта. Закоротило, как говорится. Это даже не просто мыслительный ступор. Это физическая неспособность действовать, говорить и излагать на бумаге мысли.


Боррррис. В нем какое-то сытое, довольное урчание слышится, a может, мне только кажется. Но когда он улыбается, урчание это становится в разы слышней, перерастая из еле слышного мурлыканья в симфонию какой-то расслабленной удовлетворенности, выраженной в звуках.
И вот я, не уверенная даже в том, что случится со мной завтра, не уверенная, что завтрашняя я останусь сегодняшней, какая-то салага по сравнению с ним, полная горячих стремлений проявить себя и кому-то что-то доказать, восторженная и абсолютно не умеющая держать маску (как теперь я это понимаю!), слишком эмоциональная и слишком не уверенная в себе, чтобы что-то делать на уровне,
a вот он – спокойный, в противоположность мне уверенный в себе, свободно владеющий превосходной техникой, поющий так, что у меня под кожей начинается какое-то движение, a внутри тела температура медленно поднимается до самого критического уровня, грозя вот-вот либо разорвать, либо испепелить тебя в пыль, он, сумасшедше, невыносимо прекрасный, с этими его кудрями, и глазами, и руками, и всем, что у него вообще есть, всегда доброжелательно-вежливо улыбающийся.

Господи, что ж я должна делать, если я не могу даже стоять ровно под этим ореховым взглядом?
И даже не факт, что взгляд этот был заинтересованным, или хоть сколько-нибудь посвященным именно мне, скорее так, взгляд из любопытства, но мне хватает и трехсекундной его задержки, чтоб обнаружить у себя лихорадочное движение в голове и полное оцепенение снаружи.
Так ведь не бывает. Я же не влюбилась, поскольку влюбленность не такая, уж это точно. Да черт его знает! Что это такое, как на это реагировать, что с этим делать, мать вашу, если я не могу ни на чем сосредотачиваться, и меня постоянно сопровождает какое-то зудящее чувство. Ей-богу, если б могла, я б его ударила за то, что так мешает мне.

Вспомнить Беляева – так мне совершеннейшим образом было наплевать на него в его отсутствие. A теперь я, даже не видя Борю, продолжаю видеть его повсюду. Вот он улыбается мне, прислонившись к колонне в фойе пятого корпуса, вот он пьет кофе, облокотившись на стойку в химбуфете, вот он сидит в самом конце аудитории, мешая мне сосредоточиться на лекции, вот стоит на лестничном пролете в моем общежитии, вот вместе со мной смотрит на ползущие по плечам капли воды в душе.…
Из-за него я стала выражаться длинными путаными предложениями. Кошмар какой-то.
И я ведь абсолютнейшим образом осознаю, что это мое … пусть будет просто чувство… это мое чувство не имеет права на жизнь. Проще говоря – ни черта мне не светит.

Студент пятого курса юрфака, всеобщий любимец, обожаемый девушками со всех факультетов, талантливый до невозможности, и еще настолько же, если не больше, красивый. Что мне, первокурснице, особо ничем не блещущей, делать рядом с ним? Для императора нужна императрица. A я даже на фрейлину не тяну. Он наверняка не потерпит рядом с собой неидеальную.
Хотя, может, я и преувеличиваю в этом отношении. Я же не могу точно утверждать, ибо не знаю его вкусов касательно девушек. Но одно-то остается бесспорным фактом – рядом с ним мне не быть. И от этого хочется лезть на стену.

Может, седьмого числа будет концерт, и я буду снова разговаривать с ним. От одного этого сердце замирает. A вдруг потом случится так, что я его больше не увижу? Не то чтобы по какой-то особой причине – просто так, не увижу, и все? Тяжко мне тогда будет – вот тогда что, никто и не сомневается. Как получается, что он вызывает во мне такое восхищение? Да нет же, здесь даже что-то другое. Я хочу быть рядом с ним, хочу постоянно находиться рядом, хочу, чтобы моя рука постоянно касалась его тела. Не слишком это похоже просто на восхищение. Но и признать это влюбленностью я тоже отказываюсь. Девчонки и так уже посмеиваются надо мной, мол, вон какая влюбчивая, кто следующий будет?
A мне не надо следующего, я от этого освободиться не могу.
Никогда я еще так сильно не желала. Причем конкретного человека. Речь даже не о половом влечении, хотя и без него нельзя, оно тут где-то половину всего занимает, я хочу не просто его, я хочу его всего. Со всеми мыслями, привычками, жизнью, хочу всегда, каждую секунду иметь возможность дотрагиваться до него, слушать его голос, говорить с ним, хочу сейчас же, немедленно, сию секунду. Страшно хочу. Обладать им. Не могу не хотеть. И у меня ни малейшего шанса поступать как-то иначе. Почему это случилось – сама не пойму. Что, так бывает разве?


У меня в его присутствии еще одно чувство появляется – что что-то пойдет не так, предчувствие какое-то, что что-то случится, со мной или с ним, не знаю, a может, с обоими сразу. Но оно постоянно сопровождает меня. Как только я его вижу, сразу же ощущаю, что что-то произойдет, что-то не очень хорошее, странное, волнительное, и произойдет скоро. Тревога какая-то. Не знаю, откуда и почему это чувство приходит, но избавиться от него не могу. Я теперь ни от каких чувств не могу избавиться.
Такое ощущение, что моя жизнь совсем потеряла рациональную составляющую и превратилась в месиво из чувственных, эмоциональных всплесков.
Я так повернусь на почве эмоций.
Эмоционально-чокнутая.
И маньячка.
И, видимо, мазохистка, раз я в сотый раз обновляю его страницу.

@темы: #Печаааль такая печаль, #В этом вся я, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес

23:40 

Глава 12, которая о моем времяпрепровождении и моих забывчивых друзьях.

Привет. Я тут в информационном вакууме, потому пришлось занять себя бумагомарательством. Интернета у меня нет, поскольку с оплатой своего я просрочил, a дома банк и почта начнут работать только с пятого числа, то есть заплатить фактически негде. Поэтому я довольствуюсь книгами и ноутом без присоединения к мировой сети. Уехав домой, выпал на пять дней из жизни. Не знаю, что творится в мире, в городе, в универе и даже в нашей группе. Почему-то мои друзья забили на меня. Четвертый день ни одного звонка, ни одной смс. A если я тут в больницу попал? Настолько привыкли к тому, что я сама набираю их, если соскучились. Даже Настя, которая всегда беспокоится обо мне больше других, забыла о моем существовании и нежится в объятиях выходных. Что ж, я поступлю так же.
Я читаю хорошие книги, много сплю и ем, много гуляю, разговариваю с братом. Я отдыхаю. Хотя деятельная моя натура уже начинает подвывать от безделья. Сегодня вот устроил генеральную уборку. Потом прочел две книги. Сейчас печатаю. Что угодно, но только не скука. Скука, как ржавчина, разъедает мозг, и становишься похож на старую развалину. Что-что, a голова у меня должна быть постоянно чем-то занята.
Я открыл для себя Бегбедера. Он великолепен. Здорово, что знакомство с ним началось с «99 франков». Следующая в плане – «Любовь живет три года».
Еще есть Мураками. Безумно понравилось. Я даже выписывал некоторые места. Но я совершенно не поняла концовку. Придется перечитать сначала. Современная проза иногда тяжела для восприятия.
Еще есть Данте. Там все понятно, я сейчас на восьмом кругу Ада, и все это довольно увлекательно. Но Шекспира я все-таки люблю больше.
Ожидают меня «Идиот» Достоевского, Людмила Петрушевская и Марина Москвина. Посмотрим, что из этого выйдет.
Еще я тут сделал такую штуку – составил список авторов-самоубийц. Мне кажется, что их должно что-то объединять, людей, закончивших свою жизнь так. И теперь намереваюсь прочитать все произведения у каждого автора и попытаться найти это что-то. Может, что-то и найду. Ну a если не найду, то читать не вредно.
Еще я почти закончил рек-лист фанфиков по Шерлоку, составленный Джоном. Больше всего пока понравилось «Сердце на двоих», «Школа злословия», «Фотоальбом», и еще чертова куча фанфов.))

A друзья.… Надеюсь, они не скучают и нашли, чем себя занять. Хотя, что это я? Конечно, не скучают, иначе бы позвонили. Так все отлично, и я рад за них.
Прощай до понедельника, Таня, я не сижу в ВК, и не в общаге. Удачных вам с Беляевым ночных посиделок и выходных.
Прощай до понедельника, Ася, хотя не факт, что до понедельника. Последний раз мы виделись в середине той недели, и ты можешь снова не прийти на пары. Я скоро забуду, как ты выглядишь. Удачных и вам с Алиной выходных.
Прощай до понедельника, Настя, хотя твоего звонка я ждала больше всех. Но ты, как видно, совсем расслабилась и не найдешь сил даже поднять трубку. Удачных и вам с компьютером выходных.
Прощай до понедельника и ты, София, которая бросила меня в самый ответственный момент, но которая поступает таким образом так часто, что я уже не обижаюсь. Надеюсь, ты скоро верешься к нам. Удачных выходных и вам с Ильей.
Прощай и ты, Джон. Удачных выходных и тебе.
До понедельника.

@темы: #В этом вся я, #Джон, да, у меня есть для тебя отдельная тема, #Занууудство, #а муха тоже вертолет, или я философствую, #дневник

00:17 

Просто. Пора бы уже.

С момента последней записи прошло 17 месяцев и один день. Я внезапно сегодня вспомнил о своем дневнике и решил перечитать. И фууууууууу. Это не то чтобы смертельно ванильно или до ужаса тупопёздно, но, знаете ли, близко к тому. Хочется поудалять все записи, дабы не позорить славное имя моей семьи. Но поскольку таких опрометчивых поступков не одобрил бы даже Джон, я просто сделаю вид, что не писала этого. О том, что случилось в эти 17 месяцев, рассказывать, думаю, почти нет смысла. Долго, нудно и интересно немногим. Может, чуть позже изложу самое главное. А пока - пока. Хорошо, что я вообще сюда заглянул.

@темы: #В этом вся я, #Год новее некуда, #Джон, да, у меня есть для тебя отдельная тема, #Занууудство, #Печаааль такая печаль, #а муха тоже вертолет, или я философствую, #дневник

Не в наших планах жить вечно. В наших планах жить ярко.

главная