Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: #сессия,сессия-страна чудес (список заголовков)
23:34 

Глава 11, которая посвящена Боре и которая не могла не появиться.

Первый раз, глядя на белый лист, я даже не знаю, как начать. Обычно с формулировкой мыслей нет никаких проблем. Мне всегда есть, что написать, не важно, солнечный май сейчас или хмурый ноябрь, расслабленные послеобеденные часы или натянутое и звенящее, как гитарная струна, ночное время. Сейчас же, стоит мне только произнести это имя про себя, прокатить его во рту, как мятную жвачку, почувствовать вкус этого имени, такой загадочный, неизведанный и от этого еще более притягательный, как все – в моей голове происходит разрыв какого-то контакта. Закоротило, как говорится. Это даже не просто мыслительный ступор. Это физическая неспособность действовать, говорить и излагать на бумаге мысли.


Боррррис. В нем какое-то сытое, довольное урчание слышится, a может, мне только кажется. Но когда он улыбается, урчание это становится в разы слышней, перерастая из еле слышного мурлыканья в симфонию какой-то расслабленной удовлетворенности, выраженной в звуках.
И вот я, не уверенная даже в том, что случится со мной завтра, не уверенная, что завтрашняя я останусь сегодняшней, какая-то салага по сравнению с ним, полная горячих стремлений проявить себя и кому-то что-то доказать, восторженная и абсолютно не умеющая держать маску (как теперь я это понимаю!), слишком эмоциональная и слишком не уверенная в себе, чтобы что-то делать на уровне,
a вот он – спокойный, в противоположность мне уверенный в себе, свободно владеющий превосходной техникой, поющий так, что у меня под кожей начинается какое-то движение, a внутри тела температура медленно поднимается до самого критического уровня, грозя вот-вот либо разорвать, либо испепелить тебя в пыль, он, сумасшедше, невыносимо прекрасный, с этими его кудрями, и глазами, и руками, и всем, что у него вообще есть, всегда доброжелательно-вежливо улыбающийся.

Господи, что ж я должна делать, если я не могу даже стоять ровно под этим ореховым взглядом?
И даже не факт, что взгляд этот был заинтересованным, или хоть сколько-нибудь посвященным именно мне, скорее так, взгляд из любопытства, но мне хватает и трехсекундной его задержки, чтоб обнаружить у себя лихорадочное движение в голове и полное оцепенение снаружи.
Так ведь не бывает. Я же не влюбилась, поскольку влюбленность не такая, уж это точно. Да черт его знает! Что это такое, как на это реагировать, что с этим делать, мать вашу, если я не могу ни на чем сосредотачиваться, и меня постоянно сопровождает какое-то зудящее чувство. Ей-богу, если б могла, я б его ударила за то, что так мешает мне.

Вспомнить Беляева – так мне совершеннейшим образом было наплевать на него в его отсутствие. A теперь я, даже не видя Борю, продолжаю видеть его повсюду. Вот он улыбается мне, прислонившись к колонне в фойе пятого корпуса, вот он пьет кофе, облокотившись на стойку в химбуфете, вот он сидит в самом конце аудитории, мешая мне сосредоточиться на лекции, вот стоит на лестничном пролете в моем общежитии, вот вместе со мной смотрит на ползущие по плечам капли воды в душе.…
Из-за него я стала выражаться длинными путаными предложениями. Кошмар какой-то.
И я ведь абсолютнейшим образом осознаю, что это мое … пусть будет просто чувство… это мое чувство не имеет права на жизнь. Проще говоря – ни черта мне не светит.

Студент пятого курса юрфака, всеобщий любимец, обожаемый девушками со всех факультетов, талантливый до невозможности, и еще настолько же, если не больше, красивый. Что мне, первокурснице, особо ничем не блещущей, делать рядом с ним? Для императора нужна императрица. A я даже на фрейлину не тяну. Он наверняка не потерпит рядом с собой неидеальную.
Хотя, может, я и преувеличиваю в этом отношении. Я же не могу точно утверждать, ибо не знаю его вкусов касательно девушек. Но одно-то остается бесспорным фактом – рядом с ним мне не быть. И от этого хочется лезть на стену.

Может, седьмого числа будет концерт, и я буду снова разговаривать с ним. От одного этого сердце замирает. A вдруг потом случится так, что я его больше не увижу? Не то чтобы по какой-то особой причине – просто так, не увижу, и все? Тяжко мне тогда будет – вот тогда что, никто и не сомневается. Как получается, что он вызывает во мне такое восхищение? Да нет же, здесь даже что-то другое. Я хочу быть рядом с ним, хочу постоянно находиться рядом, хочу, чтобы моя рука постоянно касалась его тела. Не слишком это похоже просто на восхищение. Но и признать это влюбленностью я тоже отказываюсь. Девчонки и так уже посмеиваются надо мной, мол, вон какая влюбчивая, кто следующий будет?
A мне не надо следующего, я от этого освободиться не могу.
Никогда я еще так сильно не желала. Причем конкретного человека. Речь даже не о половом влечении, хотя и без него нельзя, оно тут где-то половину всего занимает, я хочу не просто его, я хочу его всего. Со всеми мыслями, привычками, жизнью, хочу всегда, каждую секунду иметь возможность дотрагиваться до него, слушать его голос, говорить с ним, хочу сейчас же, немедленно, сию секунду. Страшно хочу. Обладать им. Не могу не хотеть. И у меня ни малейшего шанса поступать как-то иначе. Почему это случилось – сама не пойму. Что, так бывает разве?


У меня в его присутствии еще одно чувство появляется – что что-то пойдет не так, предчувствие какое-то, что что-то случится, со мной или с ним, не знаю, a может, с обоими сразу. Но оно постоянно сопровождает меня. Как только я его вижу, сразу же ощущаю, что что-то произойдет, что-то не очень хорошее, странное, волнительное, и произойдет скоро. Тревога какая-то. Не знаю, откуда и почему это чувство приходит, но избавиться от него не могу. Я теперь ни от каких чувств не могу избавиться.
Такое ощущение, что моя жизнь совсем потеряла рациональную составляющую и превратилась в месиво из чувственных, эмоциональных всплесков.
Я так повернусь на почве эмоций.
Эмоционально-чокнутая.
И маньячка.
И, видимо, мазохистка, раз я в сотый раз обновляю его страницу.

@темы: #Печаааль такая печаль, #В этом вся я, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес

10:52 

Глава 9, которая о совсем неплохих событиях моей жизни, и которая вернула мне Джона.

Дааааааааааааааа!!! Я сдалаааааааааа!!!!! Я сдала зарубууууууууу!!!
Это счастье.
До сих пор не верится, постоянно возникает ощущение, что я должна идти и чего-то учить. Меня не отчислят! Вот. Меня сей факт очень радует. Это, на самом деле, стоило мне гораздо меньших усилий, чем я думала. Точней, я очень много сил потратила на то, чтобы все выучить, a вот сам зачет прошел так, что я и не заметила. Это было легко! Что удивительно. В первый раз он так валил меня (может, потому, что я и не знала толком ничего), a в этот – без сучка, без задоринки. И я знала каждый билет. Это непередаваемое ощущение. A после этого мы с девчонками ходили в Chicken, и просто очень хорошо посидели и пообщались. A потом ползали по магазинам, и я поняла, что хочу кучу новых книг и новые сережки.
A ещё – МЫ С ДЖОНОМ ПОМИРИЛИСЬ. Как всегда, мы поговорили через смски. Неудивительно. В общем, выяснилось, что я – мнительный идиот, который больше себя накручивает, чем надо.
И я настолько доволен этим фактом, что даже не хочу писать о нем.

@темы: #В этом вся я, #Джон, да, у меня есть для тебя отдельная тема, #Счастье, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес

12:12 

Глава 3, которая прощай, сессия! и потому гораздо радостней предыдущей.
Я проснулась. Открыла глаза, села, встала. Снова села.
- Сволочь! – сказала в темноту, ни к кому конкретно не обращаясь. Закрыла глаза и прислушалась к надрывно звучащему где-то за стенкой из колонок репу. Глянула на время – пять утра. О, Боги, за что?
- Сволочь, - открыла глаза и повторила еще раз. Вздохнула и провела рукой по взлохмаченным волосам. Придется встать и поговорить с соседями. Как Аленка с Дашкой, мои соседки по комнате, могут спать при таком шуме? Несправедливо!
И вот ведь какая штука, только я встала, включила чайник и направилась в сторону двери… Музыка, если ее можно назвать таковой, утихла. Я замерла на полушаге, но и через тридцать секунд, и через две минуты ничего больше не потревожило общажной тишины. Здорово, ребят. И уснуть уже больше не уснешь, и время-то неподходящее. До экзамена всего пять часов. Смысл ложиться?
Решила провести время с пользой. Не смогла придумать, как. Поэтому поела.
И тут взгляд мой упал на папочку «Фильмы» на рабочем столе моего ноутбука. (A вы разве, когда просыпаетесь, не сразу комп включаете?). Два щелчка и о, Господи, прямо на меня смотрит прекраснейший, еще не просмотренный «Хоббит»! Три часа непрерывного счастья - хоть иногда можно себе подобное позволить. И неважно, что в день экзамена.
Ну, что я вам могу сказать…. Настроение после фильма скакнуло на стопятьсотый уровень, и счастливей меня не было человека на всем земном шаре. Еще бы, с утра три часа подряд лицезреть Мартина Фримена! Это, я вам скажу, покруче антидепрессантов будет. Счастливая, я поела и отправилась в душ.
Под теплыми струями я размякла, и, вернувшись в комнату, решила прилечь на пять минут.
Проснулась я от звонка Аси. Она спрашивала, где я. Вялым голосом возразив, что еще рано, я получила свое: «Ох, ненормальная, на часы посмотри. Приди хотя бы ко второму потоку, в одиннадцать».
Мозги начали соображать, я посмотрела на часы и ужаснулась – 10.15. Я проспала свой второй в студенческой жизни экзамен. Чудесненько.
Что странно, настроение от этого не испортилось – я довольно бодро собралась и потопала на экзамен.
Как вы можете представить, там уже вовсю началась истерия вокруг одной и той же темы «Я не сдам». Ну, плюс еще вариация «Меня исключат!». У Антоновой и Ксю по истории, которую мы сегодня сдавали, уже стоят автоматы. Поэтому счастливые Настя и Джон сейчас спят дома, a я стою возле 22 аудитории и ожидаю экзамена. И мне ничуть не страшно, что странно.
Каждый, кто выходит из этой аудитории, подвергается тщательнейшему расспросу одногруппников. Что там и как? Сложные ли вопросы? A списать можно? A она не смотрит? A еще на фигову тучу вопросов не ответишь? Как будто не видят, что люди, которые вышли оттуда, не хотят больше обсуждать историю, им бы поскорей результата дождаться и домой, к теплому дивану, компу и чаю. И я их полностью понимаю и поддерживаю. Ненавижу обсуждать вопросы после экзамена. Вся эта картина напоминает мне одну мою знакомую, которая была оооочень назойлива и почему-то считала, что мы прямо-таки лучшие подруги.
«Настя, мне кажется, я поправилась. И мама говорит, что я недостаточно стройная. Я что, толстая? Толстая?»
«Настя, не поверишь, что мне вчера сказала Юля!»
«Настя, сегодня у меня все из рук вон плохо!»
«Настя, я хочу поцеловать свою соседку по парте, и не знаю почему!»
Ладно, не хотела она ее целовать, но, во всяком случае, я бы такую жалобу только поприветствовала.
Отвлеклась. Ладно, настала очередь второго потока, и я уже вовсю пыхтела над тестом. Он, кстати, оказался не очень сложный. При проверке выяснилось, что оценка моя – на грани четверки и тройки, и все должны были решить дополнительные вопросы. Видимо, в критической ситуации мой мозг начинает работать лучше, так что из аудитории я вышла уже с твердой четверкой.
A это значит что? Это значит – сессия закрыта! Моя первая в жизни сессия сдана без троек и впереди еще очешуительно долгие каникулы! Это весьма и весьма радовало.
Я направилась в общагу. Следующие несколько часов я планирую потратить на себя – побаловать себя можно. Маску на лицо, пожалуй, в душ и спать.

@темы: #В этом вся я, #Счастье, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес

12:05 

Глава 1, которая стандартная и, логично предположить, объясняет, что тут и как.

Проснулась я сегодня с огромным трудом. В принципе, логично, ведь легла-то три часа назад. У меня экзамен сегодня. Основы творческой деятельности. Я же будущий журналист, a пока – студент первого курса филологического факультета кафедры журналистики. Это, пока что, самый длинный титул, который я когда-либо имела.
Вот и сижу теперь в своей комнате в общаге за столом и пытаюсь хоть как-то привести себя в порядок. Тихо ненавижу весь свет и сохраняю привычное выражение лица a-ля «Господи, да всем насрать». Я себя утром аристократом ощущаю почему-то.
«Да, я круче вас. Нет, миром мы будем править позже. Ален, будь добра, передай, пожалуйста, сахар».
Тащишь свою апатичную физиономию в универ. A там все уже такие взволнованные, лихорадочно суют по карманам шпоры и переговариваются, надеясь успокоить себя повторением билетов.
Общая нервозность потихоньку передается и тебе.
Подлетает Ася. Ася прелесть. Она обнимается и говорит о том, что неплохо бы было напиться после всей этой кутерьмы с экзаменами. Я поддерживаю. Приходит не выспавшаяся Ксю. Дико взволнована. Мы разговариваем о Шерлоке, как всегда. Ведь чем я занималась перед экзаменом ночью? Правильно, смотрела «Падение Рейхенбаха» и заливала слезами подушку.
Ксю говорит, что от волнения у нее в груди скачет лось Антон. Я отвечаю, что у меня мамонт Аркадий давно уже всю траву вытоптал, и мы продолжаем ожидать своей очереди для сдачи.
Я сижу на полу возле двери, напротив меня Ася, вокруг толпа одногруппников. Я смотрю на ее свитер с оленями и думаю, что Беляев – такой же, белый, пушистый, красивый, но олень. И вспоминаю предыдущую ночь.
Я ее всю провела на подоконнике на кухне в общаге. Мы (я, Дима, и Сережа) готовили есть, потом ели, потом пели песни под гитару, a потом просто слушали, как Беляев играл. Сережа Беляев учится на одном потоке со мной, только на другой специальности. Теоретическая и прикладная лингвистика. Я иногда этих слов пугаюсь даже. Сережа учит несколько языков, пишет музыку и обалденно играет на гитаре. И все же он олень. Почему? Господи, да вы бы слышали хоть один наш разговор!
« -У тебя девушка есть? – это Дима. Он упорно хочет наладить мою личную жизнь. Наивный.
-Нет, – это Сережа. Он тихонько перебирает струны. Красивая мелодия.
- Его гитара – его девушка. С ней вряд ли кто-то когда-то сможет сравниться. Правда, Сереж? – это уже я.
-Можно и так сказать. Да и не в этом дело, наверно. Просто я на веки вечные помещен во френдзону. Всегда за бортом, так сказать.
Я решаюсь его уколоть. Авось поймет.
- Да не френдзона это виновата. Ты нерешительный. Как и большинство представителей противоположного пола сейчас.
Дима кипятится, его бесит мое пренебрежение. A Сережа испугался. Слижком уж явный намек был. Дура.
Сережа убирает гитару. Он вроде как хочет что-то сказать, но молчит. Суетливо как-то встает и говорит, что ему идти надо, он там не сделал кое-что. Ага, в пять-то утра. Ну и отлично. Я уже начинаю злиться на него. Трусишка.
Даже не прощаясь, отворачиваюсь к Диме и сердито начинаю доказывать свою правоту. A Дима глазами мне показывает на Беляева, мол, вот что натворила. Ну и к черту все. Не маленький уже, чтоб с ним носиться.
Сережа уходит.
- Ты его спугнула. Какого черта ты про нерешительность заговорила? Ты б ему еще прямо тут предложение сделала.
Чертов Дима со своей проницательностью, чертов Сережа со своей френдзоной, чертова я, не умеющая держать себя в руках. Вот олень».
Меня зовут в аудиторию, и билет №10 на какое-то время становится распорядителем моей жизни. Сидякина, препод по ОТД, не выспалась и выглядит едва ли не хуже, чем я. Несчастная. Не буду преподавать в университете. Мы обсуждаем с ней исторические типы журналистики, потом скатываемся к метафорам, продуцированию и репродуцированию в журналистском творчестве. Неплохая дискуссия выходит, хотя со стороны, конечно, смешно. Ксю бьется над законом о СМИ. По-моему, в аудитории даже слышно, как у нее мозги скрипят. Мой бедный, несчастный Джон.
У меня 5. У Ксю тоже. Мы довольны и уходим из универа в разные стороны. Ася остается – ей еще сдавать.
Я печально прощаюсь с ними. В общагу совсем не хочется. Даже сданный экзамен как-то не радует. Чертовски хочется пить. Я захожу по дороге в магазин и покупаю торт. И черт с тем, что я бедный студент. Сегодня можно.
Вместо того чтоб прийти и лечь спать, я ухожу на восьмой этаж, в Димину комнату. Мы едим торт, смотрим Шерлока, и я плачусь Диме о том, какой же все-таки Беляев засранец и никак не хочет пойти мне навстречу. Дима качает головой, бормочет что-то и дает еще один кусок торта с намеком «заткнись, дура влюбленная». Потом звонит мама, мы радуемся сданному экзамену. Я договариваюсь о том, что приеду завтра домой. Настроение все равно ни к черту.
Я читаю Диме свои стихи. Он довольно развалился рядом на диване и говорит, что представить не может, что такой человек, как я, может так писать. A как, Господи, как еще?
Дима считает, что с Беляевым надо что-то делать, a то у меня уже целый цикл стихотворений, ему посвященных, получился. Я киваю головой и дальше мы смотрим «Дьявол носит Прада». Спать сегодня снова не ложимся. Мне всю ночь ужасно не хватает Джона. Или Аси. Или хотя бы Антоновой, которая вообще неизвестно куда пропала. Утром я ухожу в душ, a потом сплю до четырех вечера.
Плодотворный день, вашу мать.

@темы: #В этом вся я, #дневник, #сессия,сессия-страна чудес, #эти мужикиии

Не в наших планах жить вечно. В наших планах жить ярко.

главная